«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию. Часть 3

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию. Часть 3 5

Связь между привязанностью и абьюзом

После публикации статьи Хазан и Шейвера в 1987 году начался бум исследований привязанности, однако темы абьюзивности как таковой не касался никто. Вместе со студентами старших курсов Ким Бартоломью и я решили эмпирическим путем проверить наличие связи между ненадежной привязанностью и абьюзивностью (19). Ким Бартоломью обладала большим опытом работы с разнообразными инструментами по оценке привязанности: от структурированных интервью до опросников самоотчета. У меня же был опыт оценки абьюзивности с помощью таких опросников самоотчета, как CTS и PMWI.

Ким Бартоломью разработала краткий опросник самоотчета для оценки стиля привязанности, Опросник стиля отношений (RSQ; см. рисунок 7.2). В этом опроснике людям предлагается отметить, в какой степени они согласны с каждым из 30 утверждений, описывающих реакции на привязанность. Опросник был протестирован, чтобы убедиться в том, что его результаты соответствуют данным по привязанности респондентов, полученным в ходе более сложных техник интервьюирования. Если для человека был характерен избегающий тип привязанности по результатам интервью, то и по данному опроснику он попадал в ту же категорию. Баллы по опроснику позволяли разделить респондентов на четыре группы в соответствии с основными стилями привязанности: надежный, тревожно-избегающий, тревожно-озабоченный и замкнуто-фобический (см. рисунок 7.3).

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию. Часть 3 6

Как отмечалось выше, меня больше всего интересовал замкнуто-фобический тип, поскольку именно эти люди испытывали сильные и не находящие разрешения противоречивые импульсы в связи с близостью и оставались гиперсензитивны к отвержению. У них были негативные внутренние репрезентации себя, а значит, им было сложно самостоятельно успокаиваться. Также они имели негативные ожидания от других, то есть ожидали худшего от партнера (что он покинет их), были гипербдительны и склонны к жесткому контролю. В предыдущих исследовательских работах Бартоломью занималась исследованием главным образом женщин и студентов мужского пола. Когда эти люди чувствовали, что их могут бросить, они дистанцировались и занимали агрессивную отстраненную позицию. Мои знания об абьюзивных мужчинах говорили о том, что в их случае мы столкнемся с другой реакцией на риск быть покинутым: яростью и абьюзивным контролем.

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию. Часть 3 7

Мне казалось, что наиболее абьюзивными окажутся «замкнуто-фобические» мужчины, и мне было даже как-то странно называть их именно таким словом (в оригинале fearful — «исполненный страха». — Прим. пер.). Страх привязанности, возможно, действительно лежит в основе их реакции на предполагаемое отвержение, но все же основной характеристикой эмоциональных и поведенческих выражений остается именно гнев. Не важно, являлся ли этот гнев реакцией на стоящий за ним страх или отголоском того, что Боулби называл «гневом, порожденным страхом»: эти мужчины обладали «гневной привязанностью». Боулби пишет о такой динамике в своих ранних работах, и наши исследования подтверждают его правоту. Младенцы с замкнуто-фобическим стилем привязанности одновременно «стремятся к близости (с матерью) и при этом в гневе изгибаются, отворачиваясь от нее» (3, с. 289).

Сначала данные: отчеты мужчин о привязанности были сопоставлены с отчетами их партнерш об абьюзивности. Итоговые результаты приводятся в таблице 7.1. Здесь указаны корреляции между стилем привязанности, ПОЛ и самоотчетом по гневу и ревности. Наконец, стиль привязанности сопоставлен с отчетами женщин об абьюзивности их партнеров. Как я и подозревал, мужчины с высоким баллом по «замкнуто-фобической» привязанности также показали высокий балл ПОЛ и высокий уровень хронического гнева, ревности и симптомов травмы.

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию. Часть 3 8

Они плохо спят, часто пребывают в депрессии и испытывают диссоциативные состояния. Их балл привязанности в большей степени связан с отчетами о насилии, предоставленными партнершами, чем у людей с любым другим стилем привязанности. Мы разработали общую формулу расчета баллов, которая прогнозирует присутствие абьюзивности в отчетах с точностью 88%. Формула состояла из балла ПОЛ, баллов по уровню гнева и замкнуто-фобической привязанности. Сочетание этих трех показателей позволило нам составить профиль ядра абьюзивной личности.

Вспомним о том, что в исследовании с использованием видеозаписей мы обнаружили, что мужчины, склонные к физическому насилию, проявляли большую степень возбуждения, тревоги и гнева при просмотре видеозаписи конфликта, в котором по сценарию женщина выражает свою потребность в большей независимости от мужчины. На тот момент я называл это явление тревогой покинутости, однако не предпринял попытки узнать, проявляют ли склонные к насилию мужчины данный паттерн реагирования в большей степени, чем другие. Теперь, оглядываясь назад, я склонен полагать, что это явление в наибольшей степени проявилось бы именно у «замкнуто-фобических» мужчин. На момент публикации этой статьи еще не существовало других исследований, которые изучали бы связь стиля привязанности и абьюза. Я еще раз перечитал наш список литературы по той статье — вся она строилась на теоретических статьях Боулби, а также Хазан и Шейвера.

Однако с тех пор появились и новые исследования стиля привязанности, применения насилия и виктимизации. Микулинджер показал (50), что существует связь между ненадежным стилем привязанности и вероятностью проявления гнева; он назвал ее «склонностью к гневу» (51). Хендерсон и его коллеги использовали RSQ для оценки стиля привязанности в выборке из 1249 мужчин и женщин, проживавших в одном поселке (52). Внутри этой группы тревожно-озабоченная привязанность была наиболее сильно связана с абьюзивностью, вне зависимости от пола (мужчины и женщины в этой выборке показали одинаковый уровень абьюзивности). Однако при проверке обоюдности насилия оказалось, что привязанность уже не является прогностическим фактором. Авторы интерпретировали это открытие следующим образом: тревожно-озабоченный стиль связан в первую очередь с взаимно абьюзивными отношениями. Буквала и Жданюк исследовали проблемы в отношениях (например, отсутствие удовлетворенности отношениями) и смотрели на связь привязанности и агрессии у 85 студентов, состоящих в отношениях (53). Люди с тревожно-озабоченным или «тревожно-избегающим» стилем привязанности вновь оказались более склонными к взаимной агрессии в отношениях.

Хольцворт-Монро и ее коллеги воспользовались как Интервью привязанности для взрослых (AAI), так и RSQ для исследования мужей, применяющих и не применяющих насилие по отношению к женам (54, 55). Результаты показали, что склонные к жестокости мужчины имели «более ненадежную, тревожно-озабоченную привязанность (тревога покинутости), в большей степени зависели от своих жен и испытывали больше тревоги и ревности. Исследователи также обнаружили, что по AAI мужчины чаще попадают в классификацию «ненадежный стиль», чем по RSQ. Мужчины, вошедшие в категорию «замкнуто-фобических» по RSQ (наша абьюзивная группа), по AAI классифицировались как «проблемные», или, как иногда называют эту группу, «дезорганизованные». Классификация привязанности, как и категории расстройств Оси-II в руководстве DSM, постоянно пересматривается. Однако полученные Хольцворт-Монро результаты показали, что «дезорганизованную» привязанность также следует считать фактором риска НБО.

Бонд и Бонд исследовали стиль привязанности 41 пары, «испытывающей разногласия» и обратившейся за помощью к супружескому терапевту, и обнаружили, что сочетание фобически-замкнутой женщины и отвергающего мужчины является прогностическим фактором возникновения насилия в паре при условии отсутствия необходимых коммуникативных навыков (56). Фобически-замкнутые женщины и отвергающие мужчины чаще всего становятся жертвами НБО. Бэбкок и ее коллеги провели интервью привязанности (взрослых) с мужьями, прибегающими к насилию, а также с испытывающими стресс в браке, но не прибегающими к насилию мужьями (57). Прибегающие к насилию мужья на 38% более склонны к ненадежной привязанности, чем мужья, испытывающие стресс в браке, но не прибегающие к насилию. Отчеты о домашних ссорах показывают, что склонные к насилию тревожно-озабоченные мужчины в наибольшей степени склонны проявлять насилие, когда жены начинают отдаляться. Авторы пришли к выводу, что «тревожно-озабоченные» больше склонны к выраженному насилию как реакции на страх покинутости» (с. 391). Очевидно, что ненадежная привязанность является фактором риска возникновения абьюзивности. Вывод касательно замкнуто-фобических насильников, к которому пришли Бэбкок и коллеги, оказался таким же, как и у нас с Ким Бартоломью. Исследования точной природы категоризации ненадежной привязанности продолжается и сейчас.

Читайте также:  Папа Римский Франциск может быть свергнут

Привязанность и расстройство личности

В главе 5 я говорил о сильной корреляции между тревожной/ гневной привязанностью и баллом ПОЛ (см., например, рисунок 5.7). Один взгляд на «расстройство привязанности» состоит в том, чтобы считать его хроническим. То есть для человека характерен постоянный дисфункциональный способ переживания эмоций и восприятия межличностных отношений — одним словом, расстройство личности. Маурицио и коллеги проверили эту гипотезу на выборке из 192 мужчин, направленных на терапию по решению суда из-за нападения на супруг (58). Мужчины заполнили множество опросников, оценивающих стиль привязанности (Опросник переживаний в близких отношениях, выявление антисоциального и пограничного расстройства личности (Опросник расстройств личности) и абьюзивности (CTS, PMWI)). Они обнаружили высокую корреляцию баллов по тревожной привязанности и пограничному расстройству личности. Авторы использовали сложную статистическую методику (анализ пути) для разработки модели абьюзивности (как физической, так и психологической), включавшей в себя такие факторы, как привязанность и расстройство личности. Применив данный метод, обнаружили, что тревожная привязанность связана с абьюзивностью по баллам антисоциального и пограничного расстройства личности. Другими словами, расстройство личности, сформировавшееся в силу ненадежной привязанности, приводило к абьюзу. Ненадежная привязанность приводит к формированию расстройства личности и проявляется как абьюзивность. Учитывая, что расстройство личности является основным фактором риска для абьюзивности (59), вполне возможно предположить, что исследования, приходящие к такому выводу, просто говорят о наличии скрытого расстройства личности.

Привязанность и причины конфликта

Мой магистрант, Эндрю Старжомски, обнаружил интересные данные, говорящие в пользу идеи о скрытом расстройстве привязанности, и описал ее в магистерской диссертации. Он пришел к выводу, что студенты бакалавриата с фобически-замкнутой привязанностью (и высоким баллом ПОЛ) реагировали более высоким уровнем возбуждения и гнева на прослушивание аудиозаписей семейных конфликтов. Также он совершил еще одно открытие касательно мужчин с фобически-замкнутой привязанностью: они постоянно обвиняют партнера в том, что тот является причиной всех негативных событий (60). Используя Шкалу атрибутивности в отношениях (Relationship Attribution Measure, RAM), Старжомски оценил корреляцию между стилем привязанности мужчин и тем, как они относятся к ответственности и причинам негативных действий в близких отношениях (61).

Шкала «Это она во всем виновата» измеряет степень ответственности за негативные события, которую мужчина возлагает на партнершу. Шкала «Предсказуемое будущее» измеряет степень, в которой респондент полагает, что негативное поведение партнера (ставшее причиной события) вряд ли изменится в будущем. Шкала «Генерализация» оценивает мнение мужчины о том, насколько вероятно, что конкретное негативное событие вызовет затруднения и в других областях отношений. Шкала «Намеренность» показывает, в какой степени мужчина считает негативное поведение партнера спланированным и намеренным. Шкала «Эгоизм» показывает, как респондент оценивает склонность партнера действовать, исходя из неуважения к нему или отсутствия заботы. Шкала «Заслуживает порицания» оценивает общую склонность сваливать вину на партнера.

Таблица 7.2 четко показывает, что стиль привязанности оказывает влияние на атрибуцию причин негативных событий в отношениях. Мужчины с фобически-замкнутой привязанностью считали своих партнерш достойными порицания и полагали, что так продолжится и в будущем. Другими словами, они экстернализировали чувство вины и считали, что это свойство партнера неизменно. Также они трактовали действия партнера как намеренные и эгоистичные. Одни и те же действия женщины совершенно по-разному воспринимались мужчинами с фобически-замкнутой привязанностью и надежной привязанностью.

«Гнев, порожденный страхом»: как формируется склонность к насилию. Часть 3 9

Мужчины с замкнуто-фобической привязанностью тоже имеют высокий балл ПОЛ. Одна из характеристик ПОЛ — проективная идентификация, тенденция проецировать вину за проблемы в близких отношениях на другого человека. Именно это делали замкнуто-фобические (гневные, ПОЛ) мужчины. Используя опросник, где мужчин просили назвать причины различных действий, которые они наблюдали на видеозаписи, Старжомски обнаружил, что замкнуто-фобические мужчины во всем винят женщин. Более того, их видение проблем в отношениях поддерживало очень высокий уровень гнева. Они постоянно повторяли, что во всем «виновата она», и ожидали, что она «сделает это снова».

Привязанность и симптомы травмы

После нашего изначального исследования привязанности и абьюза несколько других исследований (которые я цитировал выше) подтвердили, что ненадежная привязанность становится фактором риска НБО. С учетом того, что привязанность, возможно, является самым сильным из известных нам человеческих мотивов, вызванных необходимостью выживать, это не удивляет. Полное выражение связанных с привязанностью импульсов еще только начинает становиться очевидным. Пока еще не написана докторская диссертация по оценке взаимосвязи стиля привязанности с мыслями и реакциями на микросепарации, которые мы переживаем каждый день. Во время работы в терапевтических группах мы поняли, что ежедневные воссоединения потенциально вызывали гнев мужчин с ненадежной привязанностью, особенно если партнерша опаздывала, потому что тогда их одолевала сильнейшая ревность и тревога. В этих переживаниях очень много «когнитивных искажений», которые вызывают гнев у абьюзивных мужчин (например, они безо всяких оснований убеждают себя, что партнерша им изменила, потому что она плохой человек). Сепарация с фигурой привязанности количественно отличается ото всех других стрессоров и не только вызывает стресс от предчувствия потенциальной потери, но и переживается, по определению, в отсутствие человека, которому в прошлом удавалось снять стресс. Поскольку человеку с ненадежной привязанностью и шаткой идентичностью нелегко успокоиться самостоятельно, сепарация может вызвать спираль возбуждения, приводящую к крайней степени ярости.

Как мы с вами увидим в следующей главе, психологический профиль склонных к насилию мужчин по MCMI во многом совпадает с профилем мужчин с посттравматическим стрессовым расстройством, несмотря на то, что во взрослой жизни склонных к насилию мужчин подобных стрессоров не выявлено. Более того, мужчины с замкнуто-фобической привязанностью идеально подходят под этот профиль, у них самый высокий балл ПОЛ и самый высокий уровень симптомов хронического стресса.

У мужчин с замкнуто-фобической привязанностью в нашей выборке был самый высокий уровень депрессии, тревоги, диссоциативных состояний (иногда сопровождающихся отыгрыванием и гневом) и нарушений сна. Мужчины с замкнуто-фобической привязанностью, судя по всему, каким-то образом получили травму (возможно, из-за сильного нарушения привязанности) и реагируют хроническим гневом на любые близкие отношения. Они испытывают сложности с самоуспокоением и не могут облегчить свои симптомы, поэтому ожидают, что за них это волшебным образом сделает жена, а если симптомы не исчезают, то женщину обвиняют в «провале». Они мало осознают причины своих проблем, редко обращаются за помощью, потому что думают, что «от этого будет только хуже». Мужчины с замкнуто-фобической привязанностью испытывают высочайшую степень хронического гнева — это неизбежный побочный продукт такого типа привязанности, однако им невероятно сложно жить одним (без женщины). Свой гнев они сваливают на жену, особенно во время дисфорической фазы. Они не догадываются и не понимают, что испытываемый гнев как-то связан с привязанностью. Они мыслят исключительно индивидуалистично, приписывая все причины событий и собственных чувств другому человеку, обычно кому-то из близких. Когнитивные стили мужчин с замкнуто-фобической привязанностью также показывают склонность обвинять жен в негативных событиях, включая свою собственную дисфорию. Они связывают свои тяжелые чувства с действиями жен. На самом деле эти чувства берут начало в опыте ранней привязанности и его эмоциональных последствиях для людей с замкнуто-фобической привязанностью. Тем не менее необходимо прояснить, что именно произошло с этими мужчинами и сделало их такими, какие они есть.

Источник

Автор публикации

не в сети 2 дня

Андрей Маргулис

551
С организацией DDoS атак завязал.
Выкладываю новости технологий и интересные статьи с темной стороны интернета.
31 год
День рождения: 14 Мая 1991
Комментарии: 548Публикации: 2809Регистрация: 12-12-2015
 
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля
/