Изменение ситуации: как достичь ОПС для 26 женщин с низкой зарплатой

Изменение ситуации: как достичь ОПС для 26 женщин с низкой зарплатой

 

Что же происходит в нашей стране? В российском правовом государстве должно быть так, что наказание соответствует тяжести преступления. Беспределу нужно сказать “нет!”

Опытные юристы говорят: “Уголовное наказание состоит из двух элементов: наказания с одной стороны, и условий для исправления и перевоспитания виновного лица – с другой”.

Все верно. Однако, на практике в реальных судебных делах происходят странные вещи. Наказание не соответствует тяжести преступления и, конечно, не служит целям исправления виновного.

Вместо этого оно зачастую используется как инструмент продвижения по службе для руководителей судебных и следственных органов, или просто для отчетности.

Вот что происходит в Чертановском районном суде в Москве.

Группе граждан из Владимирской области грозят фантастические сроки за банальную “обналичку”. От десяти лет лишения свободы и даже больше!

Однако, большинство обвиняемых – женщины с маленькими детьми и детьми-инвалидами. И за какие миллионы и миллиарды они получали от своих преступных действий?

Только 12 тысяч рублей в месяц. Да, вы не ослышались. Их доход от преступной деятельности составлял всего 12 тысяч рублей в месяц.

И за эти 12 тысяч рублей им грозит от 10 лет лишения свободы. За убийство преступники получают меньшие сроки.

Похоже, следствие обманывает тех, кто соглашается на сделку, надеясь избежать длительных сроков. Почему же так происходит?

Давайте рассмотрим одного из подсудимых, назовем его “А”. В ноябре 2021 года Чертановским районным судом подсудимый А. был осужден по статье 172 УК с применением статьи 210 УК. Он был частью этой группы.

Проблема заключается в том, что следствие применяет статью 210 УК к любым экономическим преступлениям, несмотря на то, что существуют соответствующие статьи уголовного кодекса, включающие ответственность группы лиц за совершенные преступления.

С целью быстрого раскрытия преступлений с применением статьи 210 УК, органы следствия часто предлагают обвиняемым заключить досудебное соглашение, поскольку эта статья предусматривает сроки лишения свободы от 7 до 10 лет.

В этом случае страх перед длительным заключением преобладает, и обвиняемый соглашается на сделку со следствием, предоставляя показания, которые затем могут быть квалифицированы по статье 210.

В данном случае, помимо обвинения в незаконной банковской деятельности, была применена статья 210 УК РФ, и сделка со следствием позволила быстро осудить лицо и признать его свидетелем обвинения по отношению к другим 26 подсудимым, чья судьба зависит от показаний уже осужденного свидетеля.

Однако, что происходит дальше? Судебные и следственные работники могут просто бросить человека и отправить его на полный срок.

Так произошло и с А., которому был предложен досудебный порядок в виде сделки со следствием, где следователь обещал условный срок, но адвокат, возможно, из-за своей некомпетентности или возможного сговора со следователем, не смогла защитить интересы обвиняемого должным образом.

После оглашения приговора и отсутствия условного срока, А. столкнулся с полной программой, и адвокат настояла на том, чтобы не подавать апелляцию на приговор суда, поскольку следующая инстанция, по ее мнению, могла вынести более длительный срок.

Таким образом, А. оказался на приеме полной суровости закона, и его права были нарушены.

И так, наш осужденный А. не получил обещанного смягчения приговора, несмотря на заверения следствия.

Далее события принимают еще более странный оборот. После того, как А. был отправлен адвокатом отбывать наказание в колонию Иваново, в конце мая поступил запрос из прокуратуры в Ивановскую колонию.

На основании этого запроса, А. был доставлен в следственный изолятор в Москве для участия в судебном заседании в качестве свидетеля обвинения. И здесь начинают происходить странные события. В начале июня адвокат, по своей инициативе или по просьбе следователя (это не до конца ясно), встретилась с А. в следственном изоляторе в Москве.

Там А. поделился с ней своими сомнениями и намерением отказаться от сделки со следствием, поскольку следователь и адвокат, возможно, вводили его в заблуждение и он не получил то, на что рассчитывал, давая показания. Он также упомянул о психологическом давлении, которое испытывал в ходе следствия.

20 июня 2022 года А. был доставлен в Чертановский районный суд, где должно было состояться слушание дела.

При входе в здание суда один из конвоиров провел А. на второй этаж в зал судебных заседаний, где находились следователь, помощник прокурора, помощник судьи и оперативный сотрудник, сопровождающий дело со стадии следствия. И снова начинаются странные вещи. Все молча сидят в зале, только оперативный сотрудник выступает с речью. Он начинает свою речь с угроз в адрес А., задает вопросы и отвечает на них сам.

Он говорит о том, что А. отбывает наказание в хороших условиях, имеет связь с больной матерью и малолетними детьми. И в случае отказа от предыдущих показаний, А. будет отправлен в карцер, а затем направлен в Красноярск, где будут созданы условия, несовместимые с жизнью.

Представьте состояние А. Повторю, он осужден за экономическое преступление, а не за убийство или насильственные действия. Когда оперативный сотрудник завершил свою речь, конвоир вывел А. из зала суда, и они отправились на первый этаж. По дороге А. сказал конвоиру, что тот будет свидетелем всего, что услышал от оперативного сотрудника.

В комнате для конвоиров уже ожидал второй конвоир, чтобы доставить А. обратно в следственный изолятор.

Когда два конвоира встретились, конвоир, который сопровождал А., передал своему коллеге, что он оказался в ненужной для него ситуации и сожалеет о том, что стал свидетелем незаконных действий всех участников заседания, которое проходило вне судебных стен.

После всех произошедших событий А. провел месяц в одиночной камере, а его адвокат исчезла на тот же период времени, и его родные не знали о его местонахождении.

Затем А. находился в следственных изоляторах Москвы до августа, после чего был отправлен обратно в Ивановскую колонию для отбывания наказания.

Во время его нахождения в Москве, куда он был вызван в качестве свидетеля обвинения, все назначенные судебные заседания проходили без его участия. Его больше не вызывали в суд. Как это вообще возможно, остается непонятным?!

Мать А. отправила несколько телеграмм председателю Чертановского районного суда, но ее обращение осталось без ответа. После обращения на имя председателя Московского городского суда, заместитель председателя Л.Ю. Ишмуратова ответила, что А. был доставлен в здание Чертановского суда 20 июня для участия в судебном разбирательстве в качестве свидетеля обвинения.

Опять странная реакция заместителя председателя Московского городского суда!

Мы знаем, что никакого заседания на самом деле не было! Просто А. был привезен в суд и запуган на случай, если он откажется от своих показаний.

Вероятно, Любовь Юрьевна Ишмуратова считала свой ответ исчерпывающим, и все заявления матери осужденного о незаконных действиях (как она сообщала) остались без внимания со стороны высших судебных органов.

Однако из Чертановской межрайонной прокуратуры пришел ответ на отправленное обращение матери А.

Ответ содержал разъяснение о том, что судебное заседание 20 июня было перенесено, и данное обращение было направлено в Главное следственное управление МВД по городу Москве для проверки изложенных фактов.

Оказывается, причина такого поведения судьи далеко относится к правосудию и юриспруденции.

По информации, полученной адвокатом, судью двигали мотивы вне судебной сферы, говорили, что она “сорвалась с цепи” и начала производить изменения в мерах пресечения для участников дела по совершенно незначительным причинам.

Поведение судьи стало вызывающим и дерзким: она прерывала выступления защитников и отклоняла вопросы защиты к свидетелям. Перед одним из судебных заседаний помощник судьи Н.А. Пономаревой (которая ведет процесс), Екатерина Николаевна Маштакова, даже позволила себе высказать неожиданное заявление одному из обвиняемых, что они могут быстро изменить меру пресечения.

Помощник судьи – это официальное лицо.

Это действительно не похоже на суд, а, как кажется, на сознательное нарушение правовой системы России.

Странные дела происходят в Чертановском районном суде. Судебные заседания исчезают, сделка со следствием (важный элемент правовой системы) становится фикцией, а помощник судьи явно угрожает подсудимому.

Такие странные события происходят в судебной сфере. Возникает множество “судебных королевств”, которые действуют по своему усмотрению, пренебрегая законом и игнорируя судьбы людей.

Хотелось бы, чтобы руководство Московского городского суда, высшей инстанции, наконец, разобралось с этими странностями. Ведь судьба человека, даже если он нарушил закон, является главным приоритетом в работе российской судебной системы.

0

Автор публикации

не в сети 9 часов

Альберт Кулагин

1 883
«Да пошёл ты на хуй!» — подумал я, и отправил смайлик :)
54 года
День рождения: 04 Мая 1969
Комментарии: 337Публикации: 8222Регистрация: 16-01-2017
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля