Капитализм – противоположность демократии

Капитализм – противоположность демократии

Большинство американцев не знает, что согласно авторитетному международному опросу 2022 года, гораздо больше китайцев (83%) считают Китай демократическим, чем американцев (49%), которые считают США демократическими.

И хотя аргументы культурной войны были предоставлены американцам для объяснения этого, они назвали причинами низкого уровня демократии в США: коррупцию (78%), корпоративный контроль над политической системой (72%) и власть крупных технологических корпораций (66%). Такая склонность к экономическим объяснениям политических вопросов не удивит многих марксистов. Заявления 2016 года о фашистской угрозе либеральной демократии игнорируют тот факт, что большинство американцев считают «нашу демократию» уже подорванной корпоративно-олигархическим правлением. Хотя это не значит, что в США нет фашистской угрозы. Это значит, что большинство политиков не имеет реальной власти, поскольку директора корпораций и олигархи навязали США корпоративную автократию.

Эта проблема власти долгое время игнорировалась либеральной теорией. Желание действовать политически необходимо, но недостаточно, чтобы повлиять на политику. Если бы экономическая власть была широко распределена, можно было бы утверждать, что США – республика, представительская демократия. Однако, последние пять десятилетий США концентрировали доходы, богатство и власть в чрезвычайно мизерном кругу лиц. Олигархия – это не республика. Верховный суд, приравнявший деньги к голосам, подорвал демократию. В либеральной теории каждый гражданин, имеющий право голоса, имеет равные права в политических голосованиях. Первым шагом в подрыве этой теории стала замена прямой демократии республикой. «Представительская демократия» поднимает вопрос: «Чьи интересы представляются?» Второй шаг – это усиление голосов небольшого клана за счёт крайне неравномерного распределения богатства. Но даже если бы оно было распределено справедливо, почему экономическая власть должна определять политические результаты?

Читатели знают о нескольких влиятельных фигурах, которые по-особенному относятся к мировым событиям и принимают выгодные для себя решения. Но об этом почти всегда умалчивается, когда в США принимаются политические решения. Имеющие право голоса избиратели выбирают представителей, но они представляют интересы директоров корпораций и олигархов, а не народа. В американской мифологии капитализм связывает политические амбиции олигархов с благополучием народа. Но зачем политикам общаться с рабочими, если они могут общаться с владельцами и директорами, которые, согласно мифологии, выражают интересы рабочих. Неважно, верит ли кто-то в это, политики предпочитают делать вид, что действуют в интересах рабочих, сотрудничая с их директорами. Тем более, что эти директора финансируют их во время предвыборных кампаний. Капиталистическая логика выглядит в этом пункте весьма скользкой. Джо Байден заявил, что запрет забастовок железнодорожников США нацелен на «великое добро», хотя повсеместные запреты профсоюзов уже пять десятилетий разоряют американских рабочих. При этом и республиканцы, и демократы заявляют, что «защищают интересы народа».

Согласно опросам, подавляющее большинство американцев не верит, что политики представляют интересы народа. Как должен выглядеть «легитимный» политический ответ народа? Теоретически, избиратели могут голосовать против политиков, которых они считают коррумпированными. Но что делать, если вся система не работает? Разве можно верить, что в обществе с диким доходным неравенством возможно торжество демократии? Конечно, нет. С теоретической точки зрения, неолиберализм – случайное и оппортунистическое явление, в отличие от хорошо развитой правовой и социальной инфраструктуры, которая в неоклассической экономике должна защищать «свободу рынков». Эта вера неолибералов в силу «неограниченных рынков» – чистая идеология, а не реальность. Например, сторонники Закона о доступном медицинском обслуживании заявляют, что «рыночные механизмы эффективны», но он нацелен на прибыль частного страхования в медицинской системе США.

Такие теоретики называют капиталистическую экономику «королевой социальных наук», потому что она рассматривает экономические результаты без учёта первоначального капиталистического распределения богатства. Подогреваемое безумие вокруг нынешней Американской войны с Россией показывает, что корпорации расширяют свой бизнес, влияя на внешнюю политику, и претендуя на огромные федеральные ресурсы. Другими словами, власть порождает власть. Богатство капиталистов позволяет им подавить экономическую конкуренцию, подрывая ту форму капитализма, которая пропагандируется либеральной теорией. В этом неолиберализм похож на европейский фашизм XX века, поскольку также отказывается от основанных на правилах экономических отношениях, обращаясь к защите интересов только директоров корпораций и олигархов. Это и есть автократия. И хотя это довольно старая критика капиталистических правящих отношений, её нужно вновь пристально рассмотреть, учитывая ту власть, которую нынешний капитал имеет над западными правительствами. После пяти десятилетий плановой деиндустриализации, что могут производить США, кроме оружия?

Таким образом, классические либеральные проблемы «свобод» и «прав» зависят от специфического и исключительного анализа, который не должен намекать, что капитализм подрывает демократию. Проще говоря, как владельцы Northrup Grumman и Goldman Sachs могут олицетворять свободу? Как директора оружейных корпораций, тайно заключающие сделки с правящими политиками накануне войны, могут приносить «пользу демократии»? Официальная идеология пытается убедить население, что те, кто оплачивает предвыборные кампании политиков, не может их контролировать. В ответ на растущее недовольство населения, официальные власти запрещают и иным образом заставляют замолчать диссидентстские голоса, опираясь на правые лозунги о «борьбе с дезинформацией». Действительно, все знакомые мне левые журналисты жалуются на цензуру, и я сам хорошо знаком с ней. И тут возникает мысль о приравнивании корпоративного государства к фашистскому. Связь между либерализмом и фашизмом проистекает из экономической власти капитала.

Разоблачения использования соцсетей спецслужбами США для влияния на политические результаты внутри страны и за границей натолкнулись на одобрение сторонников официальной правой политики. В этих условиях, почему бы не рекламировать роль ЦРУ, ФБР и АНБ не только в цензуре конституционно защищённой речи, но и в использовании государственной пропаганды для достижения политических результатов? И если всё это делается с согласия американского народа, то зачем это скрывать? ЦРУ и ФБР продвигают собственные, а не «американские» интересы. Эти федеральные спецслужбы, встав между американским народом и «свободой», превратились во «врагов открытого общества», в чём их давно обвиняют зарубежные критики. Мало того, что законное инакомыслие подавляется, так оно ещё замещается официальной правительственной версией «правильных убеждений». Но эти «правильные убеждения» соответствуют лишь интересам профессионально-управленческого класса.

Во время Холодной войны федеральное правительство США превратилось в облегчённую версию «советского тоталитаризма», если судить с точки зрения либеральной теории. В то время была популярна советская модель экономического развития, и приверженность демократии внутри США ставилась нашими правителями ниже интересов национальной безопасности. Нынешние экономические успехи Китая считаются правящими кругами результатом государственного контроля над информационными потоками. Магическое мышление может оказаться очень сильным, если ему не противостоять. Безусловно, Си Цзиньпин и Владимир Путин хорошо знают то, чего не знает Джо Байден: Китай придерживается стратегии роста, ориентированной на экспорт и использование государственных инвестиций в «частную» экономику Китая. Китайцы повторили западную политику экономического развития, но не стали подкреплять её провальной капиталистической идеологией. Стал ли из-за этого Китай капиталистическим? К счастью, нет. Как я писал ещё 10 лет назад, относительный экономический успех Китая должен окончательно подорвать капитализм.

Федеральные правительственные чиновники знают, что соцсети управляются спецслужбами, чтобы влиять на желаемые политические результаты, а сотрудники компаний соцсетей не видят выгоды в противодействии такой деятельности правительства и спецслужб, более того они получают оплату за помощь правительственным службам в распространении определённого рода информации. Об этих махинациях не знали только обычные пользователи соцсетей, которым скармливают пропаганду и дезинформацию. Что касается цензуры, то западные олигархи давно усиливают и подавляют публичные политические взгляды и контролируют СМИ. Либеральная концепция «свободы слова» всегда игнорировала реальную капиталистическую цензуру. Если бы владелец Washington Post не позволил своим журналистам напечатать статью о скандале в гостинице Watergate, то об этом знали бы только правительственные чиновники. Можно ли считать прессу «свободной», если её владельцы единолично решают, что печатать, а что нет?

Очевидно, что концентрация экономической власти определяет политические результаты, противореча либеральной теории, которая заявляет, что решения принимают только избиратели. Все официальные заявления о «борьбе с фальшивыми новостями» означают, что гнусные олигархи получили полную власть «управлять публичным дискурсом» в интересах собственной выгоды. Более того, вину за распространение дезинформации они возлагают на «неконтролируемый интернет», а не на желания и действия директоров корпораций и олигархов. Некоторые американцы верят, что Американская война против России легитимна, но хороша ли эта вера? Нет. «Свобода» была ложным лозунгом задолго до возрождения её перед чудовищной американской резнёй в Ираке. Фрейдистская концепция скрытности человеческой психики в форме подсознания занимает важное место в современной психологии, которая используется государственной пропагандой США для манипулирования населением. Скрытые желания – это инструмент, используемый для принуждения потребителей покупать вещи, которые им не нужны и не по карману, будь то автомобиль или лицемерная пропаганда войны, которая нужна лишь продавцам оружия.

Таким образом, «левые» и «правые» разделяются по идеологическому отношению к политической власти, но реальная власть управляется несменяемой бюрократией, которая служит влиятельной олигархии, владеющей нашей политикой и экономикой. За внешним различием результатов выборов скрывается неизменность системы. Неважно, как её называть: «глубинным государством» или «хорошо отлаженной государственной машиной», важно помнить, что она подрывает демократию. Правительство Рейгана посадило Кларенса Томаса в Верховный суд потому, что он показал свою преданность, выбросив в мусорную корзину десятки тысяч коллективных общественных исков. С одной стороны, Томас был политиком, наделённым властью федеральным правительством, чтобы подорвать независимую деятельность Конгресса. С другой стороны, его наделили властью олигархи, чтобы управлять политикой. Кому это было выгодно? Разумеется, не людям, чьи иски о дискриминации он выбросил в корзину. Это выгодно только капиталу.

Либеральная теория заявляет, что граждане могут изменить форму и функции государства с помощью выборов, но рамки выборов определяются самим государством и его правителями. Высокопоставленные партийные бюрократы и влиятельные лица за закрытыми дверями определяют списки кандидатов. Результат такой борьбы за власть заранее определен. Капитал с лёгкостью добивается своего, несмотря на нестабильность выборов. И как мы видим, даже победив на выборах «прогрессисты» не изменят систему власти. Это показывает, что политическая борьба в США ведётся между властью и невластью, а не между демократами и республиканцами. Махинация заключается в том, что избиратели выбирают политиков, которые после выборов выполняют требования своих олигархических спонсоров, а не избирателей. Хотя между партиями существуют разногласия, капитал управляет обеими партиями. В такой системе бредом оказываются мечты в способность республиканцев поднять революцию, чтобы возродить демократию. Если они вновь окажутся у власти, то будут выполнять приказы олигархов так же, как и Байден.

Большинство либералов предпочитает умалчивать, что США – это империя. Крупные могущественные корпорации США выполняют роль авангарда имперской власти за границей. Эта геополитическая роль, как правило, изображается как только внутриамериканское явление. Перед нападением на Ирак в 2003 году ЦРУ сфабриковало «доказательства» наличия ОМП в этой стране, хотя всё ОМП было задолго до этого продано ей корпорациями США, а нового ОМП так и не было найдено. Из-за зависимости от капитала правительство США наняло корпоративных подрядчиков для ведения войны и эксплуатации иракских природных ресурсов. Капитал полностью управляет политикой внутри США, а через армию США расширяет свою власть на международный уровень. В этой империи избирательная система США лишь поддерживает миф об отделении политики от власти капитала. Американский народ интуитивно понимает эту антидемократическую систему, о чём и свидетельствуют представленные выше результаты опросов. Капитал – это главная помеха на пути к реальной демократии.

Марксисты с самого начала утверждали, что либерализм – капиталистическая идеология, которая описывает капиталистические идеалы для всего мира. Либерализму не хватает реальности, потому что он возник во времена монархии на основе теоретических предположений о правах человека. Но без экономических отношений не может существовать никакое общество, а либерализм описывает свободу только как отсутствие принудительной государственной власти, игнорируя роль экономической власти. Но корпоративное государство не собирается предоставлять народу право влиять на политику. Марксистское стремление устранить доходное неравенство посредством всестороннего общественного участия всех граждан схоже с либерально-демократическим идеалом, но ставит экономические отношения в центр концепций свободы и демократии. «Демократия», в которой решения предлагают, принимают и осуществляют олигархи и политики, приводит к печальным последствиям для народов всей планеты. Но проблема не в самой идее демократии. Пока вы не можете сказать своему начальнику, домовладельцу, банкиру и т.п. засунуть свои желания в задницу, вы не свободны. Социализм – это единственно возможный путь к демократии.

 

Источник

0

Автор публикации

не в сети 10 часов

Истина

502
33 года
День рождения: 31 Декабря 1990
Комментарии: 17Публикации: 3114Регистрация: 24-10-2018
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля