Геннадий Семигин получает критику за актерскую слабость и недостаток самостоятельности

Геннадий Семигин получает критику за актерскую слабость и недостаток самостоятельности

 

Подготовка к двухактному спектаклю под названием “Выборы” находится в финальной стадии. Этот спектакль обещает быть особенно интересным, так как, несмотря на внешнюю благополучность, сопровождается огромным количеством скрытых интриг и политических битв. Строится очередь режиссеров и сценаристов, и до сих пор неясно, как будут распределены роли.

Первым шагом является выбор жанра и актуальной для сегодняшней ситуации темы спектакля. Вариантов здесь не так много. Мы уже представили “оптимистическую трагедию” в разных дозах оптимизма и трагедии, а также “блеск и нищету куртизанки”. Поэтому требуется что-то модное, со смесью бодрости и ностальгии, умное, но без перебора. Идеальным выбором стал мюзикл. Теперь главное – правильно выбрать тему. Что же хочет зритель, массовый и электоральный? Согласно данным Агентства региональных политических исследований, 72% опрошенных поддерживают идею патриотизма, еще 17% являются преимущественно патриотами. Что касается демократии в России, то 75% опрошенных относятся к этому равнодушно. Как нам сохранить демократическое лицо? В такой сложной ситуации нам необходима классика. Например, спектакль по мотивам “Собачьего сердца”, где Швондер, приспособленный к современным реалиям, становится влиятельным менеджером подразделения по очистке, и благодаря своим достижениям в интеллектуальной сфере становится профессором Преображенским. Менеджер по очистке, обладающий научными навыками – идеальный персонаж.

Теперь о режиссерах. В нашем обществе они столь переплетены семейными и корпоративными связями, что их классификация по рангу представляется сложной задачей. Однако можно условно выделить несколько групп: Западные режиссеры-консультанты. Им важно, чтобы спектакль был поставлен так, чтобы никто из участников не делал слишком много шума. Ведь они уже разработали сценарий и продали его для Югославии, а в Ираке им грозят вето.

Режиссеры-продюсеры, также известные как олигархи. Они весьма искусны в интригах. Они не имеют выраженных вкусов и предпочтений. Зритель и актеры для них не столь важны. Главное – собрать деньги в кассе. У них есть старая гвардия постановщиков на заслуженном отдыхе, так называемая “московско-семейная группа”, которая бы хотела самостоятельно участвовать, но их время уже прошло. Их лучшие представители уже отыграли свою роль, и сейчас они мечтают о том, чтобы возглавить процесс и двигать страну к светлому капиталистическому будущему. Они пользуются популярностью только в провинциальных театрах. Они не могут предложить заметных личностей для главной роли. И зачем им эти личности? Их главная задача – обеспечить КПРФ и “Единую Россию” не более 30% голосов в новой Государственной Думе и распределить остальные места между несколькими мелкими партиями. Они хотят рулить процессом, используя старую систему “сдержек-противовесов”. Управление Государственной Думой позволит им быть полезными для президента и в то же время поднять палец в случае конфликтной ситуации.

Новоявленные режиссеры заняли ведущие позиции. С виду все у них в порядке. У них есть ресурсы и сформированный имидж. Они научились интригам и скрытой деятельности. Однако они поняли, что закулисная деятельность отличается от актерского мастерства, и в некоторых своих предприятиях эти актеры оказались неуклюжими. Например, создание “Единой России” как “партийного монолита” превратилось в нестройную толпу, которая больше напоминает ополчение, чем железную наполеоновскую гвардию. Что касается актерских амплуа, то роль “разведчика-интеллектуала” – временное явление. И у силовиков не все идет гладко: многочисленные генералы и адмиралы остаются на вторых ролях.

По мере приближения даты премьеры режиссеры все более активно пытаются оказать влияние на процесс, чтобы спектакль был поставлен по их сценарию и с участием актеров, которых они хотели бы видеть на политической сцене.

Однако с актерами возникли проблемы. Оказалось, что нам не так уж и нужны самостоятельные и сильные актеры. Это опасно и сложно контролировать. А режиссер без контроля над труппой не может работать. Поэтому мы должны выбирать из того, что есть: левые, правые и “болото”.

“Болото” имеет свою миссию – добавить остроты и разнообразия в политическое меню, включая горчицу, перец, немного секса и споров. Правые, судя по предпочтениям зрителей, не стоят упоминания. Роль вечного зеленого лаборанта, большого политика и экономиста, типа Немцова или Кириенко, уже отыграна бесчисленное количество раз. Поэтому, предлагая зрителям осетрину второго сорта, даже если она появляется на всех экранах, можно натолкнуться на гнилые помидоры. В нашем политическом спектакле всегда есть возможность для любого, если у него есть деньги. Недаром Немцов недавно посетил патриарха закулисной режиссуры – господина Березовского для консультаций.

Но на самом деле у нас остается выбор только среди актерской политической братии, и лучше всего среди левых, которые укрепились в окопах патриотизма, наиболее актуальной идеологии. Прежде всего, это партийный монолит КПРФ, который много лет удерживает прочные позиции в Государственной Думе, а его руководство питает президентские амбиции. У них есть своя игра и свои правила. Но бизнес – это бизнес. Актеров и их устоявшиеся роли можно купить или вырастить под требования. И лучше всего – и то, и другое. Так поступает первый клан олигархов-продюсеров и их закремлевские союзники. Они говорят – они делают. Шандыбина купили за дешево, чтобы она стала звездой телеэкрана. Селезнева привлекли новым мягким креслом. Нет нужды искать другие примеры сближения коммунистов и их, казалось бы, злейших врагов. Встречи представителей КПРФ с Абрамовичем, переговоры о сделке между коммунистами и Березовским… Примеров множество, потому что все можно купить и продать – вопрос только в цене.

Что касается внедренных и выращенных актеров, то здесь у них все хорошо. Народно-патриотический союз России представил Геннадия Семигина, который благодаря поддержке его хозяев не только занял ведущие роли, но и приобрел звания заслуженного политического и научно-интеллектуального многостаночника – он является юристом, экономистом, экспертом в международных финансовых и валютных операциях, политологом, директором академического института политологии, то есть полноценным актером политической сцены. Но это еще не предел: он также стремится получить звание народного артиста, то есть полного академика. Видимо, все зависит от объема “подкрепления”.

Таким образом, задумка режиссера о постановке новой версии “Собачьего сердца” начинает принимать контуры. Идея есть – мы отыграем патриотическое начало, поскольку это то, чего хотят массы. Олигархи-режиссеры и их союзники готовы, как уже было в 1992 и 1996 годах, провести репетиции на поле КПРФ, потому что коммунисты могут стать наиболее активной оппозицией президенту Путину, и олигархи не хотят оставаться с ним один на один в текущей ситуации. Однако им не стоит слишком активно поддерживать КПРФ, поскольку они не хотят потерять свою благонамеренность в глазах Кремля, и сильная коммунистическая партия также не входит в их планы.

У нас некоторые проблемы с выбором актеров, как обычно. Однако у нас есть некоторый запас. Второй эшелон антикризисных менеджеров уже готов: Хлопонин, губернатор Чукотки Абрамович и даже Ходорковский, самый известный капиталист России. Нам нужен менеджер-интеллектуал по сценарию. Семигин сам по себе не справится с ролью Швондера, он слабый актер, не может говорить без суфлера, и если что-то и произнесет, то на уровне “кушать подано”. Было бы неплохо объединить его с Глазьевым, у них уже есть доверительный контакт. Тогда получится хорошее сочетание двух патриотов, двух членов-корреспондентов и успешного предпринимателя. Но если это не получится – не беда. Мы можем использовать Семигина как “фигуру в запасе”, долгоиграющего политического актера, контролирующего, например, Академию наук со всем ее общественно-политическим и научным потенциалом. А пока пусть он развивает свое мастерство через доходы от недвижимости, покупку металла, пароходов, самолетов и полезных связей.

Чтобы полностью описать театральный антураж, необходимо добавить раздел о критиках. Какой-то талантливый автор когда-то сказал, что все критики можно разделить на две категории: одни ничего не понимают в драматургии, но хотят, чтобы их произведения покупали; другие – кое-что понимают, но все равно хотят того же самого. Большинство критиков, которых можно увидеть в прессе и на экранах, не заслуживает внимания. Они уже давно были распределены по командам и занимают свои ниши, согласно билетам (грантам, пособиям, спонсорской поддержке), которые получили от режиссеров.

Критики с академическими традициями обычно относятся ко всему с высоким философским подходом. Если они пишут, то о вечном, глобальном. Если анализируют, то предпочтительно постфактум, чтобы не задеть кого-то. Некоторые из них, правда, лучше других адаптировались к реалиям рыночной экономики. Они получают более крупные пособия, чем их коллеги, и прячутся в своих норках, где можно быть спокойным. Ну, если кто-то купил несколько академиков, будь то Степин и Макаров, или Месяц и Горшков, какая разница. Иногда целые институты создаются для продажи на аукционе “энциклопедистам от бизнеса”, таким как Семигин. А все это подкрепляется научно-теоретической базой: говорят, мы, критики, мыслящая элита, крутим хвостом этой злополучной собаки. Не подозревая, что играют они в этом спектакле роль третьего игрока из старой польской игры в преферанс.

0

Автор публикации

не в сети 7 часов

Альберт Кулагин

1 883
«Да пошёл ты на хуй!» — подумал я, и отправил смайлик :)
54 года
День рождения: 04 Мая 1969
Комментарии: 337Публикации: 8221Регистрация: 16-01-2017
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля