О геноциде

О геноциде

Израильский план по расширению «жизненного пространства» в Газе заимствован у нацистов, которые зачищали еврейские гетто. Он заключается в разрушении инфраструктуры, медицины и санитарии, включая доступ к чистой воде, в блокировке поставок продовольствия и топлива, в развязывании неизбирательного массового насилия, в провоцировании голода (по оценкам ООН, голодают уже более полмиллиона человек) и эпидемии, не считая ежедневных убийств и изгнаний из домов. Этот план направлен на превращение Газы в морг. Палестинцы поставлены перед выбором: смерть от бомб, болезней, бездомности и голода, или изгнание из своей страны.

Скоро убийства станут настолько распространёнными, что бегство останется единственным выбором для желающих выжить. Бывший израильский посол в ООН Дэнни Данон, приближённый к премьер-министру Биньямину Нетаньяху, заявил по израильскому радио, что некоторые страны Латинской Америки и Африки согласились принять беженцев из Сектора Газа. «Мы должны облегчить добровольный выезд жителей Газы в другие страны», – заявил он. В варшавском гетто немцы раздавали по три килограмма хлеба и килограмму мармелада всем, кто «добровольно выезжает из страны». «Было время, когда сотни людей по несколько часов стояли в очереди на депортацию», – написал участник варшавского восстания Марек Эдельман. – «Количество желающих получить три килограмма хлеба было таково, что эшелоны, которые два раза в день увозили по 12 тыс. человек, не могли вместить всех желающих».

Затем нацисты отправляли своих жертв в лагеря смерти, а израильтяне отправляют палестинцев в лагеря беженцев. Израильские политики цинично называют этническую чистку добровольным и гуманитарным методом решения организованной ими катастрофы. Таков план. Никто, включая байденовское правительство, не собирается мешать этому. Самый тревожный урок, который я получил, наблюдая вооружённые конфликты двух последних десятилетий, заключается в простоте превращения обычных людей в добровольных палачей. Граница между жертвой и преступником очень тонка. Уродливые извращения расового и национального превосходства, мести и ненависти, искоренения наших врагов, не ограничиваются расой, национальностью или религией. Все мы можем стать нацистами. Для этого требуется совсем немного. И если мы не будем внимательно относиться к нашему злу, мы станем похожими на чудовищ, которые массово убивают людей в Газе.

Умирающие в развалинах Газы мальчики и мужчины кричат также, как и боснийцы в Сребнице; камбоджийцы, убитые красным кхмерами; тутси, сожжённые в церквях; евреи, казнённые нацистами в украинском Бабьем Яру. Холокост – не историческая реликвия. Он живёт, скрываясь в тени, ожидая возможности распространения заразы. Нас предупреждали об этом Рауль Хильберг, Примо Леви, Бруно Беттельхейм, Ханна Арендт, Александр Солженицын. Они понимали тёмные глубины человеческого духа. Но эта истина горька, и ей трудно противостоять. Мы верим в мифы. Мы верим, что наша раса, наш народ, наша страна, наша религия обладают высшими добродетелями. Мы верим в святость нашей ненависти. Эту ужасную правду раскрыли нам Леви, Беттельхейм, Жан Амери, Тадеуш Боровский, Эрнст Толлер и другие разоблачители европейского нацизма.

«Большинство лишено воображения», – писал Толлер. – «Если бы они могли представить страдания людей, они бы не заставляли их так страдать. Что отличало немецкую мать от французской? Только лозунги, которые оглушили нас настолько, что мы не могли услышать правду». Примо Леви выступал против ложного, морально возвышающего повествования о Холокосте, который закончился созданием Израиля – повествования, которое поддерживает Музей Холокоста в Вашингтоне. Он писал, что современную историю Третьего Рейха можно «считать войной против памяти – оруэлловской фальсификацией правды, отрицанием реальности».

Леви увидел наше отражение в Хаиме Румковском – нацистском пособнике и тираническом вожде Лодзинского гетто. Румковский продавал своих собратьев евреев ради привилегий и власти, но и его отправили в Освенцим на последнем поезде, где еврейская зондеркоманда (еврейские заключённые, которые помогали сгонять жертв в газовые камеры, а затем утилизировать трупы) забила его до смерти перед входом в крематорий. «Мы все похожи на Румковского», – пишет Леви. – «Его двойственность – наша двойственность, это наша вторая натура, мы – гибриды, вылепленные из глины и духа. Его лихорадка – наша лихорадка, лихорадка западной цивилизации, которая «сходит в ад с трубами и барабанами», а её жалкие украшения – извращённый образ наших символов социального престижа. Мы, как и Румковский, настолько ослеплены властью и престижем, что забываем о нашей существенной хрупкости. Вольно или невольно, мы соглашаемся с властью, забывая, что все мы в гетто, это гетто окружено стеной, за стеной правят повелители смерти, и рядом ожидает поезд».

Леви писал, что лагеря «нельзя сводить к двум блокам жертв и преследователей. Наивно, абсурдно и исторически ошибочно говорить, что такая адская система, как национал-социализм, делает святыми своих жертв; напротив, она унижает их и делает похожими на себя». Он описывал «серую зону» между коррупцией и пособничеством. Он писал, что мир – не чёрно-белый, «а обширная зона серого сознания, которая пролегла между великими людьми зла и чистыми жертвами». Мы находимся в этой серой зоне. Нас можно заставить стать частью аппарата смерти за ничтожное вознаграждение. Такова ужасная правда о Холокосте.

Трудно не относиться цинично к множеству университетских курсов о Холокосте, в условиях цензуры и запрета таких организаций как Студенты за справедливость в Палестине и Еврейские голоса за мир. Нет смысла изучать Холокост, отказываясь от его главного урока: виновность тех, кто не останавливает геноцид, имея такую возможность. Трудно не относиться цинично к таким «гуманитарным интервенционистам» как Барак Обама, Тони Блэр, Хиллари Клинтон, Джо Байден, Саманта Пауэр, которые ханжески рассуждают об «ответственности защищать», совершая масштабные военные преступления. Их «гуманитарные интервенции» от Боснии до Ливии сопровождаются страданиями и резнёй, но Газа сталкивается с худшим геноцидом. И они не собираются останавливать этот геноцид. Нет ничего добродетельного в словесном осуждении рабства, Холокоста и диктатур, сопротивляющихся США – всё это доказывает лишь ваше американское рабство.

Морализм перевернулся с ног на голову. Противников геноцида обвиняют в «пропаганде геноцида». Виновников геноцида оправдывают «самозащитой». Вооружение Израиля и запрет прекращения огня – это «миротворчество». Отказ от переговоров с ХАМАС – это «освобождение заложников». Бомбардировки больниц, школ, мечетей, церквей, машин скорой помощи, израильских заложников и лагерей беженцев – «антитеррористическая операция». Убийство более 21300 человек, включая 7700 детей, ранение более 55000 и лишение крова почти 2,3 миллиона человек – это «дерадикализация» палестинцев. Именно против этого выступают сегодня люди по всему миру, выходя на демонстрации протестов.

Мы наблюдаем за созданием «нового мира». В этом мире старые правила, которые чаще нарушаются, чем соблюдаются, больше не имеют значения. В этом мире огромные бюрократические структуры и технологические системы на глазах у всей общественности превращаются в масштабные убийственные проекты. Разваливающиеся промышленные страны, боящиеся глобального хаоса, грозятся убивать всех и по всему миру, кто осмелится задумываться о восстании. Вскоре мы все станем палестинцами.

«Я боюсь, что мы живём в мире, в котором война и расизм распространены повсеместно, в котором власть правительства в мобилизации и легитимизации сильна и возрастает, в котором чувство личной ответственности всё больше ослабляется специализацией и бюрократией, и в котором кучка людей оказывает огромное давление на поведение и моральные нормы», – написал Кристофер Браунинг в книге «Обычные люди» о германском резервном полицейском батальоне времён Второй мировой войны, который убил 83 тыс. евреев. – «Боюсь, что в таком мире современные правительства, желающие совершать массовые убийства, редко отказываются от своих желаний из-за обычных людей».

Зло изменчиво. Оно мутирует. Оно находит новые формы и выражения. Германия виновна в убийстве шести миллионов евреев, не считая десятков миллионов цыган, поляков, гомосексуалистов, коммунистов, свидетелей иеговых, масонов, художников, журналистов, советских военнопленных, инвалидов, психически больных и политических оппонентов. После войны она сразу же приступила к искуплению своих преступлений. Она ловко перенесла свой расизм и демонизацию на мусульман, сохранив идеологию расового превосходства в немецкой психике. Германия и США освободили от ответственности тысячи нацистов, особенно из разведслужб и промышленности, и не особо преследовали организаторов нацистских военных преступлений. Сегодня Германия занимает второе место по поставкам Израилю оружия, после США.

Так называемая «борьба с антисемитизмом» – это преследование любой критики Израиля и осуждения геноцида, направленное на защиту европейского господства. Именно поэтому, Германия, которая почти полностью запретила поддержку палестинцев, и расистские власти США оправдывают кровавую резню в Палестине. Давние отношения Германии с Израилем, включая выдачу пережившим Холокост и их родственникам более 90 млрд. долларов с 1945 года, не связаны с искуплением, как пишет израильский историк Илан Паппе.

«Создание Еврейского Государства в качестве компенсации за Холокост – мощный аргумент, настолько мощный, что никто не обратил внимания на явное неприятие решения ООН подавляющим большинством населения Палестины», – написал Паппе. – «Было ясно, что европейцы хотят искупить свою вину, а основные и естественные права палестинцев были отвергнуты и полностью забыты ради прощения, которого Европа добивалась от нового Еврейского Государства. Гораздо легче было исправить нацистское зло в отношениях с сионистским движением, чем помогать евреям во всём мире. Это было менее сложно, и, что важнее, предполагало общение не с самими жертвами Холокоста, а с государством, которое заявляло, что представляет их интересы. Ценой этого более удобного искупления стало лишение всех палестинцев их основных и естественных прав, и разрешение сионистам проводить этнические чистки без осуждения и наказания».

Холокост стал оружием с самого начала основания Израиля. Его извратили ради службы режиму апартеида. Если мы забудем уроки Холокоста, мы забудем о своей природе и своих преступлениях. Мы ищем свою моральную ценность в прошлом, а не настоящем. Мы осуждаем других, включая палестинцев, на бесконечный цикл резни. Мы становимся злом, которое ненавидим. Мы делаем террор святыней.

 

Источник

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Истина

502
33 года
День рождения: 31 Декабря 1990
Комментарии: 17Публикации: 3144Регистрация: 24-10-2018
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля