Киев: жизнь в условиях апокалипсиса

Мы знаем, что зима может стать для нас еще одним испытанием, если в наших домах не будет тепла. И украинцы в большинстве, это было больше 90% опрошенных, ответили, что они готовы это терпеть два, три года, если они видят перспективу нашего членства в ЕС.

Елена Зеленская

 

Чтобы моим российским соотечественникам было понятно, как блэкаут в Киеве выглядел изнутри, я опишу его вкратце своими словами. Итак, 23 ноября где-то в районе обеда я выбежал в магазин. На улице была нулевая температура. Лежал недавно выпавший снег. Супермаркет был закрыт — воздушная тревога (о ней узнаешь только тогда, когда подойдешь к дверям магазина). Увы, но сирены, которые должны предупреждать об опасности, точно установлены не в моём районе — их не слышно.

Уже возвращаясь домой, услышал, как где-то вдали раздался достаточно громкий хлопок. Бывает. Киевляне с начала СВО уже привыкли, что всегда где-то что-то взрывается. А зайдя в квартиру, понял, что вне всякого графика веерных отключений погас свет. То, что случилось что-то более серьёзное, чем происходило ранее, я понял, когда пошел мыть руки в ванную. Напор воды ослабевал с каждой минутой. Открыв кран и направив его в предусмотрительно подготовленный бак, я попытался созвониться со своими соседями, чтобы порекомендовать им сделать то же самое. Телефонная связь предательски не работала — мобильный тупо молчал.

Памятуя о том, что творилось в первые дни СВО, когда киевляне с полок магазинов сметали нужное и ненужное, на всякий случай я, прихватив две пластиковые канистры, побежал на улицу сделать запасы воды и продуктов. С водой вышла неприятность: в суете как-то забыл, что бювет, где набирают воду, тоже работает от электричества. Нет света — нет воды. В лавке была и вода, и продукты. Замечу, что работники маленьких магазинчиков плевать хотели на все тревоги, а прежде всего старались «сделать кассу» при закрытых дверях конкурирующих супермаркетов. Купив все, что мне надо, я потащил свой груз, довольный собой, испытывая, как и в первые дни СВО, приятное чувство мужчины-добытчика, когда продукты не покупают, а достают. С некоторым удовольствием я также наблюдал, как прохожие, видя меня, также потянулись в лавку за водой и продуктами. Притащив четыре шестилитровых канистры домой, я решил повторить поход, но он оказался напрасным — воду уже раскупили.

В какой-то прострации от происходящего я дожил до восьми часов вечера. При отсутствии электричества, перебоях со связью, отсутствии интернета оставалось одно — лечь спать.

Первая неприятность для меня состояла в том, что я не закачал в смартфон мои любимые российские радиопрограммы и, испытывая информационный голод, вынужден был засыпать в абсолютной тишине, рассматривая потолок. Наблюдая за отблесками сигнальных маячков проезжавших по улице машин скорой помощи, я подумал: «Зачастили». Конечно, это моё субъективное мнение, статистикой я не располагаю, но вполне возможно, что у медиков в этот день стало значительно больше работы: кто-то из будущих пациентов больниц поднимался пешком на десятый этаж и ему стало плохо, кто-то не смог замерить давление из-за отсутствия электричества и не принял своевременно таблетки. В конце концов отсутствие света, воды и перебои со связью — это тот еще стресс.

Однако самое неприятное для меня, как и для остальных киевлян, началось ночью. Я проснулся где-то в районе четырех утра от неприятного холода. Отмечу, что и до этого в квартирах было не жарко, а потому лично я спал в одежде под двумя одеялами, но на этот раз холод был необычный... Подойдя к отопительным батареям, я, как вы уже поняли, обнаружил их холодными. А на улице было по-прежнему всего лишь около нуля. За окном была кромешная темнота. Огонёк горел лишь на заправке, очевидно, имевшей генератор. Изредка проскакивали машины скорой помощи и полиции, поблескивая своими спецсигналами. Представил с ужасом, что бы творилось в моей квартире, если бы на улице стояла радикально минусовая температура.

Для поддержания столбика домашнего градусника на приемлемой высоте я включил газ, благо его не отключили, поставил на плиту бак с запасенной водой и сделал свою «батарею», которая и позволила мне провести ночь во вполне комфортных условиях. Все эти манипуляции я проводил при свете фонарика, который с 12 ноября стал неотъемлемой частью жизни обитателей Украины.

Утром ничего хорошего не произошло. Электричества не дали, хоть в квартире было тепло от моих «батарей», которые я «зарядил» повторно, благо газ подавался бесперебойно. Однако от отсутствия электричества более всего пострадал мой холодильник, который потек смесью размораживающегося мяса и вишен. Пришлось все продукты выносить на балкон, не зная, насколько долго продлится этот кошмар под названием «блэкаут».

Затем, всё так же памятуя начало СВО, я отправился по магазинам, чтобы сделать дополнительный запас продовольствия. Мне могут сказать: к чему такая паника? Город не может оказаться совсем и надолго без электричества! Но я давно привык к чудесам украинской реальности и к абсолютной неадекватности властей. К примеру, я вполне допускал тогда мысль, что повреждения энергосистемы незначительны, но Зеленский может специально не подавать электричество потребителям несколько дней, чтобы «консолидировать» общество вокруг себя любимого, обвинив в страданиях украинского панства президента России. Кроме того, я хорошо знаю людей, которые, как и я, подвержены панике. Стоит пронестись слуху, что могут возникнуть перебои с солью, и она исчезнет с полок магазинов. Кстати, каменная соль из Артемовска у нас действительно исчезла ещё весной, но поверьте мне, у многих жителей Украины в кладовках образовался её годовой запас. Предусмотрительный хозяин хорошо знает, что в смутные времена лучшим накоплением являются не деньги, даже не золото, а продукты первой необходимости.

Подойдя к близлежащей лавке, я обнаружил объявление: хлеба нет и не будет. Логично. Хлебокомбинат, который обеспечивает значительную часть Киева социальным хлебом, встал, поскольку его работа зависит от подачи всё той же электроэнергии. Пошел дальше в сетевой супермаркет. Он был открыт, в торговом зале звучала жизнеутверждающая рождественская песенка «Джингл белс», полки ломились от продуктов, у касс стояли очереди покупателей, которых лично я не видел с начала 2022 года.

Считается, что бегство киевлян из города началось 24 февраля, но ещё перед новогодними праздниками в 2021 году я обратил внимание, что в близлежащих сетевых супермаркетах нет очередей. Всегда были, но в канун 2022 года — нет! Упала покупательская способность? Все уехали кататься на лыжах? Возможно. Но очередей не было. Впрочем, это опять-таки моё субъективное наблюдение.

В супермаркете было относительно светло и тепло, работал генератор. Единственный дискомфорт причинило то, что не работала оплата карточкой на кассе. И банкоматы тоже не работали. Потому закупался я за те наличные, которые у меня были. И в очередной раз я испытал счастье удачливого охотника, который вернулся домой не с пустыми руками. Вспомнился Советский Союз, в котором многое надо было доставать-добывать. Ностальгия. Забавно, но хоть что-то приятное...

Выходя из супермаркета, я заскочил в отдел, где буквально неделю назад купил себе пауэрбанк. Присвистнул! Маленькая радость — я хорошо сэкономил: цена подскочила в два-три раза (мою модель раскупили, потому точно не знаю). Пожалел лишь о том, что тогда же не купил большой фонарь, который также значительно подорожал. Жадность в экстремальных ситуациях наказуема — крайне необходимые вещи обязательно будут дорожать. С определённой досадой пошел домой, думая, что мог сэкономить в два раза. Тем более что фонарики, как свечи и спички, в блэкаут — крайне нужный предмет. Потому что электрическая зажигалка, к которой многие привыкли, в условиях блэкаута является бесполезным гаджетом.

Не могу точно сказать, в какое время, но воду в квартиры всё-таки дали в этот день. Тепла пока ещё не было, как и электричества. Связь работала, но с перебоями. Даже в интернет можно было зайти, написав в мессенджере сообщение родным и близким. Не более…

На третий день полегчало. Дали свет и тепло. Однако если раньше электричество включали и выключали по графику, который был размещен на сайте компании — поставщика услуг, то на этот раз электричество подавали как попало и на более продолжительные сроки. Прошлые веерные отключения уже казались верхом стабильности, которая обеспечивала весьма комфортные условия проживания.

В качестве эпиграфа я взял заявление Елены Зеленской, первой леди Украины, которое она сделала в интервью британской «Би-би-си». Понятно, слова Зеленской были рассчитаны на западную аудиторию, но ведь утверждение о том, что жители Украины готовы годы жить без света и тепла ради европейского будущего основано на социологических исследованиях?!

Не думаю, что социологи что-то подтасовали на этот раз, подтасовано давным-давно в головах украинского обывателя, который демонстрирует свой патриотизм подобным образом. И я даже не сомневаюсь, что весь этот патриотизм очень легко сдуется, если вдруг блэкаут затянется на неделю, на месяц. Нет, «свободолюбивые украинцы» не побегут свергать власть, потому что хорошо понимают, что её будут защищать те, у кого есть генератор, кто в принципе при этой власти хорошо себя чувствует, а при другой неизвестно как. Жители Украины разбегутся по своим сельским норам, где есть печки, а к ним дрова. Они будут выживать, сживая со свету самых слабых, отбирая у них банку консервов, пачку макарон. Думаете, я сгущаю краски? Нет, я просто помню рассказы бабушки про голод 1932–1933 года, когда люди умирали без хлеба, но ведь он зачастую был у соседа. Его было очень мало, но он был. И им не делились.

Мои дорогие киевляне до сих пор не понимают, почему Россия ударила на этот раз по энергетической инфраструктуре Украины. Даже не так… Они не хотят признать, что до этого, ровно днем ранее, украинские войска ударили боевыми дронами по Севастополю. А ведь Россия и Украина при посредничестве Турции договаривались, когда заключали так называемую зерновую сделку (если не обманывают российские источники), что ВСУ не будут наносить удары по инфраструктуре Крыма. А до этого Украина организовала теракт на Крымском мосту, приурочив его ко дню рождения Владимира Путина. А уже потом, через два дня, прилетел первый бумеранг по украинской энергетической инфраструктуре. Он был не такой тяжелый, как второй, но, поверьте мне, третий будет ещё тяжелей, потому что Владимир Путин всегда действует в отношении врага, повышая ставки, и каждое последующее его предложение гораздо менее выгодное, чем предыдущее. Россия будет долбать Украину ровно до тех пор, пока её обитатели не поймут, «за шо» им прилетает. Это не жестокость Владимира Владимировича, это неизбежная необходимость приведения в чувство утратившего разум украинского населения. И вот тогда мы посмотрим, насколько права была первая леди Украины…

Сегодня большинство жителей Украины уже забыло, что война в стране началась в конце 2013 года, когда в Киеве начали убивать сотрудников правоохранительных органов. На Майдане стоял не русский спецназ — там были такие же граждане Украины. Потом была Одесса, Мариуполь, затем весь Донбасс, где тоже одни граждане Украины убивали других граждан Украины. Но это была иная далекая война, которая не затрагивала комфортного существования большинства украинских граждан — они были зрителями. Мои дорогие сограждане радовались тому, что в Крыму блэкаут, что в квартирах жителей Донбасса нет тепла, света и воды, что чьи-то дети живут в подвалах, прячась там от обстрелов. Они радовались тому, что кому-то хуже, чем им…

Не правда ли, странное утешение? Это называется «нравственный апокалипсис». Он предшествует физическому. Вначале люди теряют человеческий облик, а потом их страна превращается в зомбиапокалипсис свихнувшихся индивидов.

Кажется, на Украине не только денацификацию и демилитаризацию надо проводить, но и массовую психиатрическую терапию. Правда, не знаю, какими средствами и как. Потому что непонятно, как многомиллионную страну убедить в том, что не бывает чужого горя, чужих детей, что если один гражданин Украины радуется беде другого гражданина, то значит, что нет единой страны, нет единого государства. И не единого нет тоже. Ничего нет. Тогда вопрос: кому нужна эта пустота? Впрочем, вопрос риторический...

Сергей Белов,
специально для alternatio.org

Источник

1

Автор публикации

не в сети 7 часов

Фаллос на крыльях

1 352
Дом — место, где я могу выглядеть как бомж и наслаждаться этим.
35 лет
День рождения: 18 Августа 1987
Комментарии: 72Публикации: 1872Регистрация: 14-05-2017
 
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Добавить комментарий
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля
/