По следам встречи Байдена и Си в Калифорнии

В Сан-Франциско прошёл ежегодный саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), на «полях» которого провели встречу Байден и Си Цзиньпин.

АТЭС — это экономическая организация стран Тихоокеанского региона, сформировавшаяся в начале 1990-х гг. в эпоху установления мировой гегемонии США. Задача АТЭС состояла в том, чтобы склонять страны к свободной торговле, открытой экономике, максимальной либерализации движения капиталов и прочим модным в тот период «ценностям». Это крупная организация, состоящая из 21 участника, в том числе и России, вступившей в нее в 1998 г. В 2012 г. была известная история с проведением саммита у нас во Владивостоке и на острове Русский. Тогда либералы вовсю «разоблачали», как дорого бюджету обошлось проведение мероприятия. В нынешнем саммите Россия тоже принимала участие, делегацию возглавлял зампред правительства РФ Оверчук.

В нынешние времена АТЭС утратила хоть какую-то политическую актуальность. Принятая по итогам саммита Голден-гейтская декларация представляет собой набор абсолютно оторванных от реальности заявлений. Мягко говоря, странно читать подобную фразу от лица США, КНР и РФ в 2023 г. в условиях санкций, арестов имущества, потолка цен на нефть, горячей и холодной войн: «Мы подтверждаем нашу решимость обеспечить свободную, открытую, справедливую, недискриминационную, прозрачную, всеобъемлющую и предсказуемую торгово-инвестиционную среду. Мы также вновь подтверждаем значимость основанной на правилах многосторонней торговой системы, центральную роль в которой играет Всемирная торговая организация (ВТО), которая продолжает стимулировать исключительный рост нашего региона».

Однако, как это ни странно, подобную декларацию следует считать локальной дипломатической победой Оверчука, так как США планировали протащить в неё упоминания украинского и палестинского конфликтов. А РФ, в свою очередь, настаивала на том, что совместный документ должен строго соответствовать экономическому характеру саммита. Раскрыл кухню Макфол: «Соединенным Штатам пришлось выпустить отдельное заявление, чтобы упомянуть войны на Украине и в Газе. Американские дипломаты не смогли найти консенсус среди всех стран АТЭС, чтобы добавить это к официальной декларации».

Вероятно, мало бы кто вообще обратил внимание на этот саммит, если бы президент США и председатель КНР не избрали его местом своей неформальной встречи. Что в этом примечательного?

Во-первых, встреча «на полях» — это не государственный визит, что подчёркивает не слишком высокий дипломатический статус переговоров. Во-вторых, встреча проходила на территории США, что подчеркнуло дружелюбный настрой китайской стороны. В-третьих, региональный (тихоокеанский) и специальный (экономический) характер саммита подчёркивает ограниченную сферу, по которым США и КНР готовы переговариваться.

В нашу эру информационного калейдоскопа всем запомнились только три вещи. Как американских бомжей эвакуировали за 101-й километр, как Байден отказался читать какое-то слово с телесуфлёра и как он же снова назвал Си диктатором, но не в лицо, а после встречи.

В западной прессе переговоры Байдена и Си освещались с проамериканской позиции якобы нескольких дипломатических побед. США заставили Китай бороться с фентанилом, США убедили Китай возобновить общение по военной линии, США получили с Китая обещание не нападать на Тайвань. Всё это, мягко говоря, преувеличение.

В украинской и европейской проукраинской прессе вообще гуляли на полную катушку, изображая дело так, что Байден и Си встречались исключительно назло Путину.

В китайской прессе наблюдался праздник несдержанного оптимизма.

«Глобал таймс» написала, что «встреча президента Джо Байдена и председателя Си Цзиньпина на саммите АТЭС на данный момент рассматривается как огромный успех».

Смысл оптимизма сводился к тому, что коммуникация на высшем уровне случилась и это «закладывает основу для гораздо большего общения в будущем». Как будто цель межгосударственных отношений состоит в том, чтобы руководители подружились.

Официальные сообщения китайской стороны о встрече повторяли все старые тезисы: американо-китайские отношения ключевые, так как это ведущие экономики мира и великие державы, Китай не планирует превзойти или заменить США на мировой арене и предостерегает от подавления и сдерживания Китая, Китай против холодной войны, против вмешательства во внутренние дела, в том числе в тайваньском вопросе, и т. д. и т. п.

В российской прессе в основном обсуждали очередные казусы в поведении Байдена. Впрочем, были статьи и реплики как антикитайского (Си пошёл на поклон к американцам), так и прокитайского (Си утёр нос Байдену на встрече) содержания.

Что означают переговоры Байдена и Си в реальности, что мы имеем в сухом остатке?

Прежде всего следует понимать цели, которые преследовали стороны. Здесь я позволю себе некоторые аналитические догадки, которые, однако, лежат на поверхности событий.

Позиция Китая остаётся неизменной со времени, когда Помпео и Трамп развязали торговую и объявили о холодной войне, — всеми силами и средствами оттягивать неизбежное столкновение с США во всех областях, от торговли и экономики до политики и войны. При этом не поступаясь суверенитетом, который для китайцев конституируется в нескольких равновеликих положениях: 1) невмешательство Запада во внутренние дела, 2) неотделимость Тайваня от КНР, 3) самостоятельные суждения по конфликтам, в которых замешаны интересы США и Запада. Поэтому Си встретился с Байденом, чтобы подтвердить открытость к диалогу, тезис о мирном сосуществовании.

С точки зрения международного престижа выглядит это не очень красиво для КНР, так как получается, что США давят на Китай, проявляют последовательную враждебность, пусть и вынужденно снизив степень конфронтации, а китайцы радуются тому, что Байден согласился встретиться с председателем Си и поболтать. Но в Китае считают, что их важнейшая историческая задача на данном этапе — не допустить роста напряжённости, так как они к нему не готовы. Сталин тоже заключил с Гитлером некрасивый пакт о ненападении. А уж какие некрасивые пакты заключали западные демократии с фашистами и какие нехорошие предательства допускали — и говорить нечего. В большой политике престиж «начисляется» после крупных драк, а не до них.

Что касается США, то ясно, что Байден не вполне самостоятельная фигура в таком серьёзном деле, как определение политики в отношении КНР. И с точки зрения его личности дряхлого политика, который путается в пространстве, и с точки зрения его полномочий президента США, которые стеснены конгрессом и внутриполитической борьбой двух партий. Байден встретился с Си в рамках тактической паузы по развязыванию холодной войны, которую взяла его администрация. И сделал это прежде всего как кандидат на будущих выборах, чтобы продемонстрировать «элитам» и избирателям, что он способен держать удар. Поэтому ему было важно выторговать хоть какие-то дипломатические результаты.

Притом и американской, и китайской стороне было понятно, что подобные переговоры не способны существенным образом трансформировать уже объективно сложившуюся конфронтационную конфигурацию взаимоотношений стран.

Поэтому, на мой взгляд, программа-максимум Байдена состояла в том, чтобы «сблизить позицию США и Китая» по главным международным темам, хорошо знакомым американскому избирателю: Украине и Израилю. А программа-минимум — договориться хоть о чём-то, что можно было бы представить как уступку со стороны Си. Хотя бы вернуть в Америку панд (это не шутка, Associated Press написала заметку, что углядела «сигналы», что Си может разрешить вернуться пандам в США)!

На четырёхчасовой встрече за закрытыми дверьми президент США и председатель КНР обсуждали и Украину, и Израиль, не могли не обсуждать и КНДР, и Иран. «Главы двух государств провели откровенный и углубленный обмен мнениями по стратегическим и общим вопросам, касающимся китайско-американских отношений, а также по основным вопросам, касающимся мира и развития во всем мире», — написала «Синьхуа».

«Два президента обменялись мнениями по международным и региональным вопросам, представляющим взаимный интерес, включая кризис на Украине и палестино-израильский конфликт», — заявило МИД КНР.

Однако никакого «сближения» ни по одному чувствительному вопросу, к сожалению для Байдена, не состоялось. В официальных сообщениях китайской прессы об этом вообще не сказано ни слова. В официальном сообщении Госдепа сказано лишь, что Байден озвучил свою позицию Си Цзиньпину.

Въедливые товарищи заметили, что в итоговом коммюнике Байдена после встречи с Си Цзиньпином американцы, повторяя свою позицию по Украине, внезапно «забыли» про главный столп Зеленского — территориальную целостность: «Президент Байден подтвердил, что Соединенные Штаты вместе с союзниками и партнерами будут продолжать поддерживать защиту Украины от российской агрессии, чтобы гарантировать, что Украина выйдет из этой войны демократической, независимой, суверенной и процветающей страной».

А ещё американцы «забыли» рассказать об обязательствах, которые их президент взял на себя в ходе переговоров. Пять «не»: НЕизменение китайской политической системы, НЕстремление к новой холодной войне, НЕсоздание альянсов против Китая, НЕподдержка независимости Тайваня, НЕвступление в конфликт с Китаем. Об этом доложил Ван И. Впрочем, поскольку официальных подписанных документов не было, постольку верить джентльменам придётся на словах. Цена подобных обещаний со стороны США хорошо известна. Можно добавить только то, что даже если бы Байден поставил подпись под ними, это ничего не значит. Он бы, скорее всего, и поставил, если бы не выборы.

Самое забавное, что подходы США и КНР к ситуации довольно схожи, обе стороны уверены, что время играет на них. Почти наверняка у обоих лидеров на столах лежали близкие по жанру аналитические записки о противнике.

Американцы, усилиями своих горе-экспертов, уверовали, что китайская экономика стоит на грани кризиса, подобного тому, что обрушился на США в 2008 г. Что этот кризис вызовет если не крах, то значительные проблемы в экономике, диктатура Си даст трещину и т. д.

Американцы не хотят понимать и, вероятно, не представляют, как устроено социалистическое государство, насколько директивной может быть управленческая и финансовая мобилизация в случае крайних рисков, насколько диктаторской может быть власть КПК.

Гитлер, посылая свои полчища в СССР, тоже был уверен в устойчивости, эффективности и мощи своих частных военно-промышленных концернов и неустойчивости, неэффективности и немощности государственных трестов и синдикатов Сталина, не говоря уже о колхозах. Он думал, что один-два масштабных военных удара по СССР и экономика рухнет, а вместе с ней падёт и «диктатура жидобольшевиков», которую народ ненавидит.

Китайцы, в свою очередь, похоже, несколько переоценивают блеск американской публичной политики, в которой с виду отчаянно дерутся Республиканская и Демократическая партии. Смотря на превращение когда-то величественных американских городов в натуральные бомжатники, на расовые распри, брожения, забастовки, массовые расстрелы и прочие прелести американской жизни, им кажется, что США находятся если не на грани гражданской войны, то в глубочайшем упадке, который со дня на день подкосит увядающую империю. Кажется, нужно потерпеть и обстановка изменится.

«Председатель КНР Си Цзиньпин во время встречи с президентом США Джозефом Байденом выразил твердую уверенность в блестящем будущем китайско-американских отношений», — сообщила «Синьхуа».

Однако на самом деле США довольно далеки от социально-экономической катастрофы, которую им прочат. В Америке ещё очень много людей, с которых можно драть три шкуры, ещё очень много социальных слоёв с «жирком», который можно прожигать. В пандемию одномоментно выкинули на улицы десятки миллионов американцев и… ничего не случилось. Промышленный потенциал Америки не так жалок, как об этом говорят, а финансовая гегемония всё ещё обеспечивает 40 процентов долларовых расчётов мировой торговли. Так что империя в кризисе, но до её гибели ещё далеко.

Впрочем, в историческом смысле время всё-таки играет на Китай.

Итак, до чего удалось договориться Байдену и Си?

Версия США: «Возобновление двустороннего сотрудничества в борьбе с глобальным незаконным производством и оборотом наркотиков, включая синтетические наркотики, такие как фентанил, и создание рабочей группы для постоянного общения и координации правоохранительных органов по вопросам борьбы с наркотиками… Возобновление контактов между военными на высоком уровне, а также переговоры по координации оборонной политики между США и Китаем… Устранение рисков, связанных с системами искусственного интеллекта, и повышение безопасности искусственного интеллекта посредством переговоров между правительством США и Китая».

Версия КНР: «Обе стороны должны в полной мере использовать восстановленные или созданные механизмы в области дипломатии, экономики, финансов, торговли, сельского хозяйства и других областях для осуществления сотрудничества в области контроля над наркотиками, правоохранительной деятельности, искусственного интеллекта, науки и техники и других областях… Главы двух государств договорились развивать и укреплять диалог и сотрудничество между Китаем и Соединенными Штатами в различных областях, в том числе: установление межправительственного диалога по искусственному интеллекту; создание китайско-американской рабочей группы по сотрудничеству в борьбе с наркотиками, восстановление связей на высоком уровне между вооруженными силами, а также возобновление китайско-американского сотрудничества в области обороны. Главы двух государств подчеркнули важность совместного ускорения усилий Китая и США по реагированию на климатический кризис».

Короче говоря, сработал план-минимум Байдена, т. е. договорились по незначительным и нечувствительным вопросам что-то там вместе делать. Ни снижения конфронтации между странами, ни сближения позиций по конфликтам, как и ожидалось, не произошло.

Некоторых могут смутить «контакты между вооружёнными силами». Речь идёт о банальном предотвращении случайных военных инцидентов. О подобном же договаривались США и СССР в моменты «разрядки».

В общем, состоялась очередная максимально скучная и незначительная встреча лидеров США и Китая, которая мало на что объективно повлияет.

Си Цзиньпин выдвинул в дипломатии «пять столпов китайско-американских отношений»:

1. Совместно сформировать правильное восприятие друг друга.
2. Совместно эффективно справляться с разногласиями.
3. Продвигать взаимовыгодное сотрудничество.
4. Взаимно брать на себя ответственность как великие державы.
5. Содействовать культурному обмену.

Очередные прекрасные и разумные слова, однако настолько же далёкие от сущности американского государства, как и экономические тезисы декларации АТЭС от реальности.

Анатолий Широкобородов,
специально для alternatio.org

Источник

0

Автор публикации

не в сети 2 часа

Фаллос на крыльях

1 367
Дом — место, где я могу выглядеть как бомж и наслаждаться этим.
36 лет
День рождения: 18 Августа 1987
Комментарии: 74Публикации: 2256Регистрация: 14-05-2017
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Добавить комментарий
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля