Путевые заметки о крае без украинства

Шокают, гэкают, балакают, но хорошо живут.Кто это такие?
Внезапная загадка

Сейчас, глядя как войска укрорейха безрезультатно убиваются о стену российской обороны, смешно вспоминать, что ещё совсем недавно, буквально несколько месяцев назад, евроукры на полном серьёзе рассуждали об оккупации части территорий Российской Федерации, включая не только Донбасс и Крым, но и другие земли. Например, Белгородскую область, часть Ростовской, немного Кавказа и особенно весь Краснодарский край.

После нашего отступления из Херсона в ноябре 2022 года, аппетиты свидомого панства раздулись до межгалактических масштабов. Укрограждане были уверены, что оккупация и возврат Крыма можно сказать, уже дело решённое. После Крыма Донбасс также не устоит, как и остальные территории Херсонской и Запорожской областей. Но что Украине делать потом? Армия РФ разбита, а новое натовское оружие всё прибывает и прибывает. Боевые ЛГБТ-киборги Тарасы и Богданы в нетерпении гребут землю копытами, поэтому, как ни крути, нужно продолжать. Танковые клинья нэзалэжных бандерштатов должны были эффектно устремиться на Краснодар, после чего украинская пехота заняла бы все окружающие хутора и станицы. А там и до подписания Москвой акта капитуляции недалеко.

Какой-нибудь сторонний наблюдатель может возразить, мол, евроукрам, дабы узаконить гипотетический захват Кубани, нужно будет провести хотя бы для видимости референдум. Желательно, похожий на настоящий. Привезти на Кубань рагулей из Львова, чтобы те красиво проголосовали на камеру, не выйдет. Они там что, серьёзно думают, что жители Краснодарского края реально спят и видят, как станут самостийниками, начнут лепить везде трызубы, поклоняться памятникам голодомору, ходить в вышиванках и варнякать на мове? Да ничего у них не получится, ибо с сумасшедшим, злобным и нищим евроукром не хотят дружить даже сомалийские пираты. Однако с той стороны уверены в обратном. Некоторых национально сознательных адептов украинства уже много десятков лет мучают фантомные боли по тем некоторым месяцам, когда часть нынешнего российского юга входила в состав УНР в 1918 году. И по укро-ТВ натурально рассуждают про «замученных жителей Кубани», которых срочно нужно «освободить». В итоге эта история показалась мне настолько интересной, что решено было посетить Краснодарский край лично с отнюдь не курортными целями.

Такие похожие и всё же такие разные

С внезапной проверкой на Кубань пришлось нагрянуть этим летом. Летняя Кубань — это бесконечные уборки полей, знаменитые краснодарские дорожные пробки, недоохлаждённое пиво, отличный асфальт на трассах, экзотические растения, страшные ливни с грозами, как в кинофильме «Война миров», постоянная жажда, вездесущие комары, некоторые проблемы с электроснабжением, а также неимоверная жара. Пожалуй, ни разу не приходилось бывать в столь перегретых условиях. Когда в девять утра уже тридцать градусов в тени, приходится пересматривать некоторые привычки. На Кубани все дела нужно делать утром, пока ещё можно двигаться не перебежками между тенью. В принципе, дела можно перенести и на вечер, но вечером наступает время комаров, от которых нужна плотная одежда, которую, опять же, невозможно носить, ибо даже с наступлением темноты температура в июле-августе держится хорошо за 20 градусов. Ну и, конечно, знаменитые краснодарские пробки. И пробки эти вовсе не винные, хотя с винами тут тоже полный порядок. Они начинаются утром за несколько километров до города по всем трассам, намертво бетонируя основные дорожные артерии столицы края. И как это исправлять, непонятно. Напоминаю, что ко всему этому идёт страшная жара, перманентное желание пить, перерастающее в желание выпить, плюс бесстрашные комары с полосатыми лапами и коваными жалами. Чего здесь может не хватать для полного счастья? Конечно, бандеровских флагов, разукрашенных в жёлто-голубые цвета урн и мовы.

К слову о мове. Последнюю мне не доводилось вживую слышать лично уже много лет. Не все могут понять, как это прекрасно. Смотреть телевизор, читать прессу, ходить по улицам и нигде не видеть мовных слов — это радует до сих пор, а первое время после приезда в Россию, просто был ежедневный праздник.

Так вот, на Кубани мова не то что бы в ходу, но периодически встречается. Не полностью, а отдельными словами и фразами. В моём случае всегда от людей, глубоко запенсионного возраста. Что до знаменитой кубанской «балачки», то её, наверное, нужно искать по каким-то окраинным заповедникам, ибо приезжие со всей России сильно разбавили местный диалектический колорит.

Но вот что они побороть не смогли, так это мягкую «г», которая сильна на Кубани так, как, есть мнение, не сильна более нигде в России. Некоторые люди, которых мне доводилось тут слушать, напирали на «г» с особым удовольствием, растягивая её, как растягивал «р» в некоторых своих надрывных песнях Владимир Высоцкий. Признаться, мне, выросшему в Донецке, где твёрдую «г» не употребляли даже учительницы русского языка, всё равно пришлось удивиться кубанскому залихватскому гэканью. Не у всех, но у многих. Именно поэтому, уважаемые товарищи, когда начинаете где-нибудь в Интернете возмущаться по поводу произношения укромовных громадян, помните, что твёрдую «г» категорически не выговаривают несколько миллионов ваших ни в чём не повинных соотечественников. Естественно, вместо классического русского «что», здесь повсеместно говорят «шо», и при этом нисколько не комплексуют.

При этом и гэкающие и не гэкающие поддерживают СВО и осуждают выживших из ума небратьев. Похоже, что на Кубани это осуждение сильнее, чем во многих других регионах, потому что тут родня на Украине — штука повсеместная. Как следствие больше людей и пострадало, перессорившись по причине того, что украинские родичи практически поголовно поехали крышей. Естественно, есть всякие, и хатаскрайники, и затаившиеся, но все, с кем мне лично доводилось беседовать на предмет политики, выражали однозначное мнение: враг будет разбит, победа будет за нами.

Ну а так-то едешь по дороге: вот тебе река Понура, вот река Протока, вот река Бугай, вот Матузка. С названиями населённых пунктов дело обстоит аналогично: Криница, Куток, Зазулин, Гарбузовая Балка. В конце концов, есть даже хутора Украинский, Украинка и станица Новоукраинская. Можете представить, чтобы на Украине, где-нибудь под Ивано-Франковском имелись бы сейчас сёла с названиями Русское, Старорусское или Россиянка? Вот и я не могу. Потому что, как известно, Украина — не Россия, евроукры — не русские, а шакалы — не тигры. Кстати, человеку, не соображающему в мове, название Понура скажет ровно столько же, сколько мне, например, название Мзымта или Псекупс, а Понура тем временем это Печальная.

Опять же бытовой колорит очень похож на украинский. Везде цветут мальвы, которые особенно любили добавлять в советских мультфильмах и кинофильмах про Украину. В станицах есть мелкие базарчики, где торгуют буквально с земли, а вдоль трасс постоянно встречаются предприимчивые бабушки, продающие разнообразные дары природы. Обязательные бутыли со вставленной внутрь белой бумагой, символизирующей молоко, также прилагаются.

Однако если кто-то из адептов украинского мира от Лиссабона до Владивостока вдруг радостно воскликнет, что вот вам, мол, и доказательство того, что Кубань — це Украина, то я вынужден буду возразить. Дело в том, что на этих топономических и лексических схожестях общие черты Украины и Кубани заканчиваются, ибо тут живут люди, которые, к их счастью, никогда не окунались в миазмы украинской нэзалэжной демократии, а жили себе спокойненько десятилетиями, вырабатывая у себя целый свод обычаев, которых на Украине встретить положительно невозможно.

Например, на Кубани очень любят заниматься украшательством приусадебных участков. Не так, как на Украине: всё красивое за высоченным забором, чтобы не украли, а для людей, на улице. Такого количества плодоносящих деревьев, растущих вдоль дорог по частному сектору, мне не доводилось видеть ранее нигде. Тут и фундук, и абрикосы, и инжир, и персики, и черёмуха, и даже банановые кусты. Подчеркну, не за забором а просто на улице. О такой заурядной штуке, как яблони и орехи грецкие, и говорить не приходится. И никто ничего не ворует. Немедленно вспомнил свой собственный орех, росший у дома сразу под забором, который пришлось однажды спилить, в том числе и потому, что через забор постоянно лезли всевозможные орехолюбы. А когда приходит зима, как мне успели сообщить, жители станиц и хуторов начинают соревноваться в новогоднем украшении фасадов домов и приусадебных территорий. При этом они не опасаются того, что кто-то украдёт вывешенные на всеобщее обозрение электрические гирлянды. Удивительная беззаботность по украинским-то меркам.

Далее. На окнах вообще нет решёток. До этого я немало поколесил по Центрально-чернозёмной части России и считал, что Липецкая и Тамбовская области — это рекордсмены по оконным проёмам без металлических заграждений. Однако выяснилось, что уютные кубанские станицы и хутора, пожалуй, поспорят в этой номинации. Реально можно долго ездить по улицам какого-нибудь хуторка на 15 тысяч человек и не увидеть решёток ни на одном доме. Не скажу про разнообразные садовые товарищества и большие города. Там, конечно, картина несколько иная, ибо везде люди живут, но в станицах и хуторах, похоже, никто ничего не ворует. Лишнее доказательство — обилие стеклянных входных дверей. Вот вы можете себе представить стеклянную входную дверь в частном доме на Украине? Если это не дом олигарха под круглосуточной охраной? Я лично представляю с трудом.

Опять же, полное видимое отсутствие сотрудников охраны правопорядка. Они, конечно, есть, но на глаза не попадаются. Такие большие мастера. Единственный раз, где я увидел патруль, — в станице Динской, на улице, где днём работает рынок, а вечером слоняется много чернявых молодых людей, дерзко смотрящих прохожим в глаза. На Украине же бродящие по улицам наряды патрульно-постовых служб, если это, конечно, не забытое всеми богами село, рядовое дело. Почему? Потому что преступники и просто асоциальные элементы сами к тебе не придут и денег не дадут, а ведь дубинку тебе уже вручили, так что дальше крутись как хочешь. Сотрудников милиции, а позже и полиции на Украине воспринимают строго как узаконенных бандитов. В России подобное отношение доводилось встречать весьма нечасто.

Вот вам ещё пара мелких, но красноречивых фактов. На Кубани любят лавочки. И это не просто лавочки для красоты. На них натурально сидят бабушки с дедушками, а вокруг играют дети. Благо лето тут — самая длинная пора, которая длится полгода. На Украине подобное мне ещё доводилось видеть только на излёте девяностых. С уходом в прошлое советских порядков, наступление вечера означало время повышенной опасности. Поэтому большинство украинских городков с приходом темноты становились пустынны. А что до лавочек, то они могут быть уместны разве что в красивых центральных парках, где опять же нарезают круги патрульные постовые. Лавочки же на периферии — зло для их владельца. Мой дед самолично сломал придомовую лавочку, возведённую собственными руками, ибо задолбался убирать за ночными «отдыхающими» на них.

Из прочего. В мелких магазинчиках вам могут предложить занести позже какую-нибудь незначительную сумму, даже если видят вас впервые. Удивительная доверчивость. Водители часто останавливаются перед пешеходным переходом, когда пешеходу остаётся до зебры ещё пара шагов. Мусор из частного сектора, как и везде в русской глубинке, вывозят сотрудники соответствующей службы. Вечером накануне их рейда люди выносят к дороге пакеты, которые благополучно стоят до утра нетронутыми, потому что бродячих животных на Кубани мало, а те, какие есть, видимо, не голодные. Поэтому накрывать мусорные пакеты ржавыми вёдрами и корытами тут не принято.

Цены в магазинах весьма приятные. Свежая свиная мякоть, годная на условные котлеты, стоит в среднем 250 рублей за килограмм. Как свидетельствует ресурс «Бидэкс», ведущий статистику цен и зарплат различных стран мира, в мировой украинской житнице сейчас аналогичный кусок обойдётся минимум в 120 гривен, то есть 300 рублей. Яйца в магазинах Кубани стоят по 60–70 рублей, домашние с рук по 80–100. В украинских супермаркетах десяток фермерских куриных яиц сейчас обходится в 50 гривен, то есть где-то 120 рублей. Выходит, что при больших доходах, россияне ещё и на продукты питания тратят меньше. Конечно, подобное условно, ибо где-нибудь на Камчатке цены совсем другие (как и зарплаты, впрочем) но на Кубани, у которой Украина вроде как совсем через забор, дело обстоит именно так.

Украина вернётся на Кубань, но есть нюанс

Если до путешествия по Краснодарскому краю у меня ранее ещё были сомнения насчёт украинской сущности Кубани, то теперь какие-либо сомнения отпали. Ничего украинского тут нет — к большому счастью моему и всех хороших людей. Между Украиной и Кубанью общего столько же, сколько между гениальным «Тихим Доном» Шолохова и дремуче-тупой «Лесной песней» Леси Украинки. Вроде большинство букв одни и те же, но содержание совсем другое.

Вынужден разочаровать адептов бандеровских ценностей, ожидающих, что жители Кубани поголовно мечтают счастливо броситься в объятия сумасшедшей и нищей суицидницы, коей Украина нынче и является. Оставьте все надежды на какой-то эфемерный краснодарский майдан, усталость свободолюбивого российского юга от московского диктата и желание слиться в едином порыве со своими как бы украинскими корнями. Эти люди не такие ослы как вы, и менять свою спокойную и сытую жизнь на призрачную и невкусную морковку в виде какого-то там Евросоюза никто не будет.

А главным результатом моей внезапной проверки стало осознание того, что Кубань — это не Украина, а вовсе даже наоборот. Украина — это Кубань. Это не Краснодарский край должен вернуться к своей ополяченной родне, а родня должна попроситься назад. Потому что возвращаться туда, где плохо, согласитесь, бессмысленно, а вот на Кубани сейчас очень даже хорошо. Но перед возвращением, конечно, придётся покаяться. Естественно, говорить о том, что условное Запорожье включат в состав Краснодарского края, как посёлок Краснолесный вместе с его бобровым заповедником включили в состав Воронежа, находящегося в полусотне километров, не приходится. Одного того факта, что Кубань когда-то заселяли точно такие же сильно гэкающие запорожские казаки уже недостаточно для административного родства. А вот просто жить в дружбе вполне можно было бы. Но сначала громадянам целой страны, которая, по правде сказать, уже давно не целая, нужно основательно так прочистить мозги. Ради этого СВО и была затеяна.

Сергей Донецкий,
специально для alternatio.org

Источник

0

Автор публикации

не в сети 4 недели

Фаллос на крыльях

1 364
Дом — место, где я могу выглядеть как бомж и наслаждаться этим.
36 лет
День рождения: 18 Августа 1987
Комментарии: 73Публикации: 2169Регистрация: 14-05-2017
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
РЭНБИ - Europe
Добавить комментарий
Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Отображать дату:
Генерация пароля